Лилль
С широко открытыми глазами
Любое совпадение имен и событий случайно, все нижеизложенное является вымыслом автора.

Поздно ночью Андрей приехал с работы, шумела вода, из-за двери доносилось хриплое бульканье. Он зашел в ванную комнату и повернул кран. "Обязательно было лить столько воды? - сказал он синенькому тельцу с вытаращенными глазами. - вообще-то у нас счетчики". И пошел спать.

По началу призрак молчал. Конечно, ошивался то на кухне, то в своей бывшей комнате, а чаще просто сновал сквозь стену туда-обратно. Зачем, Андрею было не понятно, да и не интересно, главное, что в доме наконец-то стояла тишина. Пианино, будь оно не ладно, закрыто раз и навсегда, опасность наткнуться на чужих гостей и их довольные морды миновала, докучливые родственники больше не позвонят, а мир "контакта" удивителен, прекрасен и широко распахнут для новых надежд и начинаний. Полупрозрачное облачко дыма под потолком в сущности совсем безобидная штука, немой укор для совести, давно похороненной под тяжестью денежных проблем.
Оказалось - не немой. А очень даже говорящий, и говорящий всякие пакости, с удовольствием демонстрируя свое дебильное чувство юмора. Днем привидение пряталось в кастрюлях, в шкафах, в стиральной машине и даже в сливном бачке, выпрыгивало оттуда в самый неподходящий момент с воплями: "Сюрприз!", "Вам телеграмма!", а в сильно веселом настроении "Убийца!" и "Мне нужны твои мозги!", не забывая добавить что-нибудь обидное про их отсутствие. Ночью оно горланило песни, иногда собственного сочинения, иногда просто свои любимые, а от всех протестов отнекивалось невнятными фразочками "Я призрак, мне по уставу положено выть после заката..."
Однажды приходила разгневанная шумом соседская бабушка. Андрей, причитая и хватаясь за голову, демонстрировал причину всеобщих несчастий, старушка качала головой, бубнила что-то про "дак она ж такая тощая, что сквозь нее обои просвечивают, покормил бы хоть сестру, ирод..." и оставляла утешительные пирожки...
Изредка неприкаянная душа начинала горько оплакивать свою участь и толкать километровые монологи с легким налетом философии и тяжелым грузом нытья, неизменно заканчивая фразой "Ты меня не понимаешь! Меня вообще никто не понимает!" Словарный запас Андрея иссяк в попытках объяснить, насколько ему нет дела до призрачных в буквальном смысле проблем, когда на нем висит два жирных кредита, но глупое облачко ничего не хотело понимать и только ревело серебристыми слезинками.
Жизнь становилась невыносимой.

Продолжение следует.

@темы: кисель, кисточки и краски, сомнительное чувство юмора